Arms
 
развернуть
 
165210, п. Октябрьский, ул. Ленина, д. 19
Тел.: (81855) 5-20-10
ustyansud.arh@sudrf.ru
схема проезда
показать на карте
165210, п. Октябрьский, ул. Ленина, д. 19Тел.: (81855) 5-20-10ustyansud.arh@sudrf.ru
Часы работы суда, 
приемной суда

понедельник-пятница:

с 8.30 до 17.30

перерыв:

с 12.30 до 13.30


Телефон, факс:
(81855) 5-20-10

Электронная почта:

Отдел обеспечения судопроизводства

тел. (81855) 5-20-10

ДОКУМЕНТЫ СУДА
2009 год - решение по гр.делу № 2- 19/09 по иску к ГУ УПФ РФ о включении в страховой стаж период работы + кассационное определение

Дело № 2- 19/09

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

19 февраля 2009 года пос. Октябрьский

 

Устьянский районный суд Архангельской области в составе председательствующего судьи Чесноковой Г.А., с участием истца И. представителей ответчика ГУ УПФР в Устьянском районе ..., при секретаре Басалаевой Ю.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Устьянского районного суда гражданское дело по иску И. к ГУ Управление ПФ РФ в Устьянском районе о включении в страховой стаж периода работы,

 

Установил:

И. обратился в суд с иском к ГУ Управление ПФ РФ в Устьянском районе о включении в трудовой  стаж периода  его работы в крестьянском хозяйстве «Бестужево» с 1.06.1996г. по 31.12.2000г. В обоснование требований ссылается на то, что работать начал в 1968г. в совхозе «Бестужевский» и проработал на одном месте до 18.11.2005г. В указанный период происходили реорганизации предприятия, уволился в связи с тем, что ремонтные мастерские, где он работал, были проданы. Когда он оформлял пенсию в 2007г., то узнал, что период с 1.06.1996г. по 31.12.2000г. не вошел в трудовой стаж , поскольку работодатель не оплачивал страховые взносы в Пенсионный Фонд. В декабре 2008г. он обратился в ГУ ОСЗН для решения вопроса о присвоении ему звания «Ветеран труда Архангельской области», в чем ему было отказано из-за невключения Пенсионным фондом указанного периода в стаж. Просит включить период с 1.06.1996г. по 31.12.2000г. в трудовой стаж.

В судебном заседании истец уточнил заявленные требования, просил включить период его работы с 1.06.1996г. по 31.12.2000г. в страховой  стаж, привел аналогичные доводы.

Представители ответчика ГУ Управление ПФ РФ в Устьянском районе … иск не признали, полагают, что указанный период не может быть включен в страховой стаж, поскольку согласно ФЗ «О трудовых пенсиях» от 17.12.2001г.  периоды работы и иной деятельности включаются в  страховой стаж при условии  уплаты в эти периоды  страховых взносов в Пенсионный Фонд РФ работодателями. Полагает, что в указанный период  истец не состоял в трудовых отношениях с КХ «Бестужево», поскольку трудовой договор был заключен только с января 2001г., с этого же периода уплачивались страховые взносы работодателем за истца. С 1998 сведения об И. крестьянским хозяйством не предоставлялись. Кроме того, полагают, что, будучи членом крестьянского хозяйства, т.е. избрав свою деятельность на основе частной собственности,  И. обязан был сам  за  себя уплачивать  страховые взносы.

Представитель 3го лиц- ГУ ОСЗН по Устьянскому району ... с иском не согласилась, пояснила, что в декабре 2008г.  И. обратился для  решения вопроса  о присвоении ему звания «Ветеран труда Архангельской области» В соответствии с областным законом звание присваивается мужчинам, имеющим страховой стаж не менее 35 лет, у истца этот стаж по данным пенсионного фонда 32г.4 мес. 10 дн.

Суд, заслушав, стороны, свидетелей, исследовав материалы дела, находит требования подлежащими удовлетворению.

Судом установлено, что И., как следует из его пояснений, и трудовой книжки, начал свою трудовую деятельность в совхозе «Бестужевский» 31.05.1968г., после службы в СА с 10.10. 1970г. по  13.12.1972г., вновь продолжил работу на данном предприятии с 13.12.1972г.: мастером наладчиком, слесарем 5 разряда; с 29.12.1992г. после реорганизации  совхоза в ТОО «Бестужево» продолжил работу в качестве слесаря 5 разряда уволен с 31.05.1996г. по личному желанию и с 1.06. 1996г. принят слесарем 5 разряда по ремонту сельхозмашин и оборудования в крестьянское хозяйство «Бестужево» где проработал до 31.03. 2005г. - до очередной реорганизации хозяйства с 01.04.2005г. по 18.11.2005г. работал в качестве слесаря в ООО совхоз «Бестужевский».

Как видно из  заявления  И. в ГУ УПФР по Устьянскому району 23.07.2007г. в связи с достижением 55тилетнего пенсионного возраста (10.08.2007г.) он обратился за назначением пенсии по старости (как базовой, так и страховой). Решением начальника управления за № 616 от 8.08.2007г. ему была назначена пенсия по старости с 10.08.2007г. пожизненно в размере 2767, 05 руб. При этом, как следует из представленных ответчиком данных о стаже Истомина его страховой стаж был установлен 32г. 4 мес. 10 дней; из спорного периода с 1.06.1996г. по 31.12.2000г. в страховой стаж ответчиком включены лишь 9 дней - в 1998г.

Согласно ст. 18 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. В соответствии со ст. 39 Конституции РФ  каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом. Государственные пенсии и социальные пособия устанавливаются законом. Обязанность государства признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина как высшую ценность, предполагающая установление такого правопорядка, который гарантировал бы каждому государственную защиту его прав и свобод , в сфере пенсионного обеспечения лиц, работавших по трудовому договору, означает необходимость такого правового регулирования соответствующих отношений, которое бы предусматривало эффективные гарантии права на трудовую пенсию, адекватные природе, целям и значению данного вида пенсионного обеспечения, исключало возможность блокирования реализации приобретенных этими лицами пенсионных прав и позволяло им на основе доступных процедур своевременно и в полном объеме получить полагающуюся пенсию.

Решение о назначении пенсии И. принималось ответчиком в соответствии с ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ», действующим с 1.01.2002г., согласно ст. 7 которого трудовая пенсия по старости назначается при наличии не менее 5 лет страхового стажа и согласно ст. 10 которого в страховой стаж включаются  периоды работы и иной деятельности при условии, что за эти периоды  уплачивались  страховые взносы в ПФ РФ.

При этом ответчиком необоснованно не включен период его работы в КХ с 1.06.1996г. по 31.12.2000г (кроме 8 дней в 1998г.). Суд находит несостоятельным довод ответчика о том, что И., будучи членом КХ, являлся лицом самостоятельно себя обеспечивающим работой, который сам за себя уплачивает страховые взносы и в силу ст. 89 Закона «О государственных пенсиях» в его трудовой стаж включалась лишь периоды, в течение которых уплачивались страховые взносы.

Как следует из Постановлений главы администрации Устьянского района от 31.05. 1996г. № 195, 196 было зарегистрировано КХ «Бестужево», главой которого утвержден Н., членами Крестьянского хозяйства - 25 человек, в т.ч. – И. При этом решение об организации КХ было принято  общим собранием ТОО «Бестужево», от которого изъяли земельные участки и предоставили в общую собственность для организации КХ. Как следует из договора от 20.05. 1996г.  25 человек  учредили КХ «Бестужево», имущество которого принадлежит его участникам за счет вкладов, при этом в КХ было передано не конкретное имущество, а доля, выделенная  из имущества прежнего хозяйства ТОО «Бестужево».

Согласно  ст. 23 ГК РФ, (действующей с 1.01.1995г.) именно глава крестьянского хозяйства, осуществляющего деятельность без образования юридического лица признается предпринимателем с момента регистрации КХ, но не члены КХ, как считает ответчик. Кроме того, только глава КХ был зарегистрирован в качестве предпринимателя и поставлен на учет в налоговом органе. Как видно из заявления главы КХ Бестужево Н., в управление ПФ по Устьянскому району, в качестве плательщика  страховых взносов было зарегистрировано 24.06.1996г. именно КХ Бестужево и поименованы 25 членов КХ, в т.ч. И.  После чего глава КХ  предоставлял расчетные ведомости в ПФ. Согласно п.2 , 3 Порядка  уплаты страховых взносов работодателями и гражданами в Пенсионный фонд Российской Федерации, утвержденным  Постановлением, Верховного Совета РФ от 27.12.1991 года № 2122-1, плательщиками страховых взносов,  являются  работодатели-  в т.ч.  крестьянские фермерские хозяйства; страховые взносы начисляются на все те виды оплаты труда (в денежном или натуральном выражении, по всем основаниям), из которых в соответствии с Законом РСФСР "О государственных пенсиях в РСФСР" исчисляется пенсия, в том числе на вознаграждение за выполнение работы по договорам подряда и поручения. Крестьянские хозяйства уплачивают страховые взносы в порядке, определяемом Правительством РФ. Постановлением Правительства РФ от 26 октября 2000 г. N 821 « О ПОРЯДКЕ УПЛАТЫ КРЕСТЬЯНСКИМИ (ФЕРМЕРСКИМИ)

ХОЗЯЙСТВАМИ, РОДОВЫМИ, СЕМЕЙНЫМИ ОБЩИНАМИ КОРЕННЫХ МАЛОЧИСЛЕННЫХ НАРОДОВ СЕВЕРА, ЗАНИМАЮЩИМИСЯ ТРАДИЦИОННЫМИ ОТРАСЛЯМИ ХОЗЯЙСТВОВАНИЯ, СТРАХОВЫХ ВЗНОСОВ В ПЕНСИОННЫЙ ФОНД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЗА 2000 ГОД»  установлено, что крестьянские (фермерские) хозяйства, родовые, семейные общины коренных малочисленных народов Севера, занимающиеся традиционными отраслями хозяйствования, уплачивают страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации с выплат в денежной и (или) натуральной форме, начисленных в пользу членов крестьянских (фермерских) хозяйств и общин по всем основаниям независимо от источников финансирования, за истекший календарный год не позднее 1 апреля 2001 г. и  территориальные органы Пенсионного фонда Российской Федерации осуществляют контроль за уплатой страховых взносов крестьянскими (фермерскими) хозяйствами, родовыми, семейными общинами коренных малочисленных народов Севера, занимающимися традиционными отраслями хозяйствования.

Таким образом, довод ответчика о том, что члены КХ должны были сами за себя уплачивать страховые взносы, опровергается данным постановлением.

Ни ГК РФ, ни законом «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» члены КХ не рассматривались как субъекты предпринимательсттва, таким субъектом называется  либо само КХ, либо глава КХ Ссылка ответчика о том, что члены КХ являются предпринимателями, также  противоречит  ГК РФ, Закону «О крестьянском (фермерском)  хозяйстве.

Исходя из смысла ст. 22 Закона обязывающей главу КХ, обеспечить безопасные условия труда для членов хозяйства и граждан, заключивших договора об использовании их труда, а также положение о том, что записи о трудовом стаже  членов КХ вносятся в трудовую книжку главой и подтверждаются местным советом, свидетельствуют о том, что по отношению к членам хозяйства глава КХ является работодателем. Согласно ст. 25 Закона  члены КХ  имеют право на пенсию в соответствии с законом РСФСР «О государственных пенсиях в РСФСР», при этом в общий стаж засчитывается все время работы в КХ.

Как следует из пояснений свидетеля - бывшего главы крестьянского хозяйства Н., 31.05. 1996г. на базе ТОО «Бестужево» было зарегистрировано Крестьянское хозяйство «Бестужево» без образования юридического лица, он был утвержден главой крестьянского хозяйства. Бывшие работники ТОО, в т.ч. И. вошли в крестьянское хозяйство со своими паями. Все 25 человек – члены крестьянского хозяйства были приняты на работу в КХ, и фактически работали;  им выплачивалась заработная плата - когда деньгами, когда натурплатой. Когда создавалось КХ, то до него была доведена информация, что  на 5 лет КХ освобождено от всех налогов, страховые взносы он должен был платить с дохода от деятельности КХ, но поскольку доходов не было в период с 1996 по декабрь 2000г.  страховые взносы в ПФ не перечислялись. И. работал в КХ в ремонтных мастерских, ему выплачивалась з/плата, велись лицевые счета.

Свидетель В. также подтвердил, что И. с 1996 по 2005г. работал в его непосредственном подчинении - в ремонтных мастерских: и токарем и мастером- наладчиком, где он работал в качестве заведующего ремонтных мастерских. О выполненных работах он составлял наряды, которые сдавались им в бухгалтерию и по этим нарядам производилось начисление заработной платы И. и другим работникам по расценкам, действовавшим в отрасли. За выполняемую работу как он, так и  И. получали заработную плату, когда в денежной форме, когда натурплатой. Работали в ремонтных мастерских до момента их продажи  новым собственником ООО «Совхоз Бестужевский».

Как свидетель Т., так  и свидетель  С. пояснили, что И. в спорный период работал в качестве слесаря в ремонтных мастерских, как работающему члену КХ  ему начислялась заработная плата, велись лицевые счета. Доход от деятельности КХ не получали, поэтому страховые взносы в Пенсионный Фонд не уплачивались. Кроме того, свидетель С., работавшая гл. бухгалтером в КХ с 1998г. пояснила, что положение КХ было двойственным, глава КХ был зарегистрирован в целях налогооблажения как индивидуальный предприниматель. Никто более из членов КХ «Бестужево» не регистрировались как индивидуальный предприниматель. В Пенсионный фонд они предоставляли отчетность в т.ч. по форме 5 КХ, где указывали КХ, индивидуального предпринимателя Н. В 2000г. стали возникать вопросы о том, что на работающих постоянно членов КХ страховые взносы не уплачивались, сведения не предоставлялись, что работники могут остаться без пенсии, поэтому с 01.01.2001г. были заключены письменные договора с работающими и с выплаченной заработной платы на работающих членов КХ стали перечисляться страховые взносы.

Как видно из приказа главы крестьянского хозяйства  «Бестужево»- Н. № 1к  от 3.06.1996г. на основании личных заявлений приняты в крестьянское хозяйство 25 человек, при этом  И. принят слесарем, таким образом запись в трудовой книжке  истца, сделанная главой КХ и заверенная администрацией МО «Бестужевское» полностью соответствует данному приказу. И согласно приказа №-3 к от 31.03.2005г. И. – слесарь уволен из КХ в порядке перевода в ООО «Совхоз Бестужевский» на основании  ст.77.п.5 ТК РФ, запись в трудовой книжке истца также соответствует данному приказу. Согласно личной карточке (ф. Т-2) на имя И. также имеется отметка о принятии на работу в КХ  истца в качестве слесаря, кроме того указывается о предоставлении очередного трудового отпуска: с 1.10. по 14.11.1997г., с1.10. по 14.10 .1998г., с 5.10.2000г.

Судом исследовались лицевые счета  по начислению заработной платы рабочим и служащим КХ «Бестужево» за периоды: с июля 1996г. по декабрь 1996г., за 1997, 1998г., 1999г., 2000г. Как следует из лицевых счетов, И. начислялась заработная плата, производились удержания, исчислялась сумма к выдаче. Более того, согласно лицевых счетов за 1996, 1997г. у И. производились удержания из заработной платы в ПФ РФ.

Таким  образом, являясь  по своему статусу индивидуальным предпринимателем глава КХ Н. вправе был заключать трудовые договоры. Кроме того, глава КХ обязан был предоставлять сведения и перечислять  страховые взносы с выплат начисленных в пользу членов КХ, в т.ч и заработной платы, которая начислялась членам КХ, как работникам по трудовому договору.

При разрешении спора суд руководствуется также правовой позицией Конституционного Суда РФ, изложенной определении от 4.12. 2007г. № 950 –О-О, согласно которой утратившим силу с 1 января 2002 года Законом Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации" предусматривалось, что финансирование выплаты пенсий, назначенных в соответствии с данным Законом, осуществляется Пенсионным фондом Российской Федерации за счет страховых взносов работодателей, граждан и ассигнований из федерального бюджета (статья 8); в общий трудовой стаж включается любая работа в качестве рабочего, служащего, члена колхоза или другой кооперативной организации, иная работа, на которой работник, не будучи рабочим или служащим, подлежал государственному социальному страхованию (статья 89). Из этого следует, что уплату страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации в пользу граждан, работающих по трудовому договору (как и в настоящее время на основании Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации"), должен был производить работодатель, т.е. право застрахованных лиц, работающих по трудовому договору, на получение трудовой пенсии обеспечивалось (и обеспечивается в настоящее время) уплатой страхователями в их пользу страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации.

Гарантируя права застрахованных лиц (работников), законодатель установил правило, согласно которому неуплата работодателями взносов на государственное социальное страхование не лишает работников права на обеспечение за счет средств государственного социального страхования, а значит, на пенсию (статья 237 КЗоТ Российской Федерации в редакции Закона Российской Федерации от 25 сентября 1992 года N 3543-1).

Данное  правило не распространяется на лиц, самостоятельно обеспечивающих себя работой (индивидуальные предприниматели, адвокаты, главы фермерских хозяйств и т.п.), осуществляющих свободно избранную ими деятельность на основе частной собственности и на свой страх и риск, которые уплачивают страховые взносы сами за себя, - в силу требований статьи 89 Закона Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации" в общий трудовой стаж им засчитывались лишь те периоды, за которые они производили уплату страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации.

Поскольку И. не являлся индивидуальным предпринимателем, не был также главой КХ, и как установлено судом, фактически являлся лишь членом КХ, и одновременно работником у индивидуального предпринимателя Н.,  неуплата главой КХ страховых взносов в ПФ не лишает И. права  на пенсионное обеспечение.

И. обратился с иском о включении в страховой стаж периода его работы с 01.06.1996г. по 31.12.2000г., т.е. до вступления в действие ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ», в период действия Закона РСФСР «О государственных пенсиях в РСФСР», который не предусматривал такого понятия как страховой стаж. Пенсионное обеспечение зависело от  трудового стажа, понятие которого было дано в ст. 88, 89 Закона, согласно которой пенсия по старости устанавливалась с учетом трудового стажа, в который включалась любая работа в качестве рабочего, служащего, иная работа на которой работник подлежал государственному социальному страхованию без взаимосвязи с уплатой страховых взносов. Закон не связывал установление стажа, назначение пенсии с выплатой страховых взносов работодателями. В связи с чем, работавший  фактически на одном месте с 1968г. в качестве слесаря И., вправе рассчитывать, что изменение ранее установленных условий должно осуществляться таким образом, чтобы поддерживалось доверие граждан к закону.

Регулирование пенсионного страхования как вида социального страхования закреплено был лишь Федеральным законом от 15 декабря 2001 г. N 167-ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации". В соответствии с данным Законом перечисление страховых взносов является обязанностью работодателя (страхователя), а не работника (застрахованного лица) (за исключением случаев совпадения работодателя и работника в одном лице), обратившегося за назначением пенсии, в которой ему не могло быть отказано.

Ст. 1 Федерального закона от 01.04.1996 N 27-ФЗ "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования", вступившего в действие с 1.01.1997г., указаны физические лица, самостоятельно уплачивающие страховые взносы в Пенсионный фонд РФ на обязательное пенсионное страхование, которые одновременно являются страхователями и застрахованными лицами. К ним относятся: индивидуальные предприниматели, адвокаты, частные детективы, занимающиеся частной практикой нотариусы и иные категории граждан. И. не являлся предпринимателем, в связи с чем не являлся  лицом, самостоятельно уплачивающих страховые взносы.

Согласно ст. 5 данного закона органом, осуществляющим индивидуальный персонифицированный учет в системе обязательного пенсионного страхования  является Пенсионный Фонд РФ, который  согласно ст. 6,7 ФЗ  открывает на каждое застрахованное лицо индивидуальный лицевой счет и выдают каждому застрахованному страховое свидетельство. Кроме то го согласно ст. 16  № 27-ФЗ органы Пенсионного фонда Российской Федерации имеют право: требовать от страхователей, в том числе физических лиц, самостоятельно уплачивающих страховые взносы, своевременного и правильного представления сведений, определенных настоящим Федеральным законом;

в необходимых случаях по результатам проверки достоверности сведений, представленных страхователями, в том числе физическими лицами, самостоятельно уплачивающими страховые взносы, осуществлять корректировку этих сведений и вносить уточнения в индивидуальный лицевой счет, сообщив об этом застрахованному лицу;

органы Пенсионного фонда Российской Федерации обязаны:

обеспечивать своевременное включение в соответствующие индивидуальные лицевые счета сведений, представленных страхователями, в том числе физическими лицами, самостоятельно уплачивающими страховые взносы, а также надежное хранение этих сведений;

осуществлять контроль за правильностью представления страхователями сведений, определенных настоящим Федеральным законом, в том числе по их учетным данным;и другие  полномочия.

В судебном заседании установлено, что ГУ УПФР В Устьянском районе ненадлежащее осуществлял возложенные на него полномочия. Как видно из исследованных в судебном заседании наблюдательных дел КХ «Бестужево» из ПФ ежеквартально, начиная с января 1997г. руководителем КХ и гл. бухгалтером предоставлялись расчетные ведомости по страховым взносам в ПФ РФ, в которых были внесены сведения о суммах заработка  работающих граждан, с которых уплачиваются страховые взносы, при этом свидетель  Т. поясняла, взносы на суммы з/платы выплачиваемые членам КХ, в т.ч. И.,  в данные расчеты не включались. В то же время в ведомости финансовых результатов за 1996, 1997г. (ф. 5КХ)  показана оплата труда членов КХ.  В 1999г, 2000г. уполномоченными лицами ПФ проводились проверки расчетов с ПФ гл. крестьянского хозяйства- работодателя Н., однако, в ходе проверок  были оставлены без внимания факты неперечисления страховых взносов работодателем, непредоставления  сведений о работающих членах КХ (в количестве 25 чел.), не проверены лицевые счета по начислению з/ платы работающих, т.е. не были приняты меры по предупреждению нарушений пенсионных прав работников КХ «Бестужево», в т.ч. И. Кроме того, правомочие ПФ РФ  проводить у страхователей  проверки документов связанных с предоставлением сведением индивидуального персонифицированного учета  застрахованных лиц, требовать и получать у плательщиков страховых взносов необходимые документы закреплено в ФЗ 15.12.2001г.  №167 ФЗ.

Разрешая данный спор суд исходит также из правовой позиции КС РФ от 10.07.2007г., согласно которой  неуплата страхователем в установленный срок или уплата не в полном объеме страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации в пользу работающих у него по трудовому договору застрахованных лиц в силу природы и предназначения обязательного пенсионного страхования, необходимости обеспечения прав этих лиц не должна препятствовать реализации ими права своевременно и в полном объеме получить трудовую пенсию. Соответствующие взносы должны быть уплачены, а их уплата - исходя из публично-правового характера отношений между государством и Пенсионным фондом Российской Федерации и особенностей отношений между государством, страхователями и застрахованными лицами - должна быть обеспечена, в том числе в порядке принудительного взыскания. В противном случае искажалось бы существо обязанности государства по гарантированию права застрахованных лиц на трудовую пенсию.

Между тем, установив такой механизм определения права на трудовую пенсию по обязательному пенсионному страхованию, при котором приобретение страхового стажа и формирование расчетного пенсионного капитала застрахованного лица, по существу, зависят от исполнения страхователем (работодателем) обязанности по уплате страховых взносов и от эффективности действий налоговых органов и страховщика, федеральный законодатель не предусмотрел в рамках данного механизма достаточные гарантии обеспечения прав застрахованных лиц на случай неуплаты страхователем страховых взносов или уплаты их не в полном объеме. В результате в страховой стаж граждан, надлежащим образом выполнявших работу по трудовому договору и в силу закона признанных застрахованными лицами, не засчитываются периоды работы, за которые страховые взносы начислялись, но не уплачивались. Тем самым нарушаются гарантируемые статьей 39 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации пенсионные права.

Правовой статус Пенсионного фонда Российской Федерации как страховщика, являющегося государственным учреждением, предопределяет его особое положение в механизме обязательного пенсионного страхования - действиями и финансовыми средствами Пенсионного фонда Российской Федерации обеспечивается реализация большей части прав и законных интересов застрахованных лиц. В соответствии с Федеральным законом "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" государство несет субсидиарную ответственность по обязательствам Пенсионного фонда Российской Федерации перед застрахованными лицами, а средства его бюджета являются федеральной собственностью (статья 5 и пункт 1 статьи 16).

Возможность для страховщика - государственного учреждения в таких случаях не исполнять свое обязательство перед застрахованными лицами, работавшими по трудовому договору, по предоставлению им страхового обеспечения в надлежащем размере умаляет значимость их трудовой деятельности, подрывает доверие граждан к закону и авторитет государственной власти, ставит под сомнение наличие приобретенных пенсионных прав, признание, соблюдение и защита которых являются обязанностью государства.

 Исходя из изложенного суд полагает необходимым обязать ГУ УПФР в Устьянском районе включить в страховой стаж И. период его работы в КХ «Бестужево»  с 1.06.1996г. по 31.12. 2000г.

Невключение данного периода в страховой стаж влечет не только нарушение пенсионных прав истца, но и нарушение его права на меры социальной защиты, установленные Законом Архангельской области «О присвоении звания ветеран труда Архангельской области отдельным категориям пенсионеров», согласно ст. 1. которого Звание "Ветеран труда Архангельской области" является формой поощрения граждан за многолетний добросовестный труд и присваивается: гражданам, имеющим суммарную продолжительность периодов работы и (или) иной деятельности, а также иных периодов, включаемых в страховой стаж, учитываемый для назначения трудовой пенсии по старости, не менее 35 календарных лет для мужчин и не менее 30 календарных лет для женщин.

Руководствуясь ст. 194-199 ГПК РФ, суд

 

РЕШИЛ:

Исковые требования И. к ГУ Управление ПФ РФ в Устьянском районе о включении в страховой стаж периода работы удовлетворить.

Обязать ГУ Управление ПФ РФ в Устьянском районе включить в страховой стаж И. период его работы в КХ «Бестужево» с 1.06.1996г. по 31.12.2000г.

Взыскать в пользу И. с ГУ УПФ РФ в Устьянском районе расходы по оплате госпошлины в размере 100 рублей.

 

Решение может быть обжаловано в Архангельский областной суд в течение 10 дней с момента вынесения решения в окончательной форме с подачей жалобы через районный суд.

 

Председательствующий Чеснокова Г.А.

 

 

 

 

Судья Чеснокова Г.А. Стр.№27

Докладчик Нибаракова С.Г. Дело № 33-1183/09 Госпошлина- 1000 руб.

02 апреля 2009 года

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Архангельского областного суда в составе председательствующего Дивина Н.В., судей Маслова Д.А., Нибараковой С.Г.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в г.Архангельске 02 апреля 2009 года дело по кассационной жалобе начальника Государственного учреждения - Управления Пенсионного фонда РФ в Устьянском районе Архангельской области, на решение Устьянского районного суда Архангельской области от 19 февраля 2009 года, которым постановлено:

«Исковые требования И. к ГУ Управление ПФ РФ в Устьянском районе о включении в страховой стаж периода работы удовлетворить.

Обязать ГУ Управление ПФ РФ в Устьянском районе включить в страховой стаж И. период его работы в КХ «Бестужеве» с 1.06.1996г. по 31.12.2000г.

Взыскать в пользу И. с ГУ УПФ РФ в Устьянском районе расходы по оплате госпошлины в размере 100 рублей».

Заслушав доклад судьи Нибараковой С.Г., судебная коллегия

 

установила:

И. обратился в суд с иском к Государственному Учреждению - Управлению Пенсионного Фонда РФ в Устьянском районе Архангельской области (далее - ГУ-УПФ РФ в Устьянском районе, Управление) о включении в трудовой стаж периода его работы в крестьянском хозяйстве «Бестужево» с 1.06.1996г. по 31.12.2000г.

Свои требования обосновал тем, что при обращении к ответчику в 2007 году с заявлением о назначении досрочной трудовой пенсии по старости, ему стало известно, что в страховой стаж не включен период его работы в крестьянском хозяйстве «Бестужево» с 01.06.1996 года по 31.12.2000г. в связи с неуплатой за этот период страховых взносов в Пенсионный фонд РФ. Полагал, что в этом вины его нет, поскольку страховые взносы не уплатил глава крестьянского хозяйства, в котором он работал. Просил обязать ГУ-УПФ РФ в Устьянском районе включить оспариваемый им период в страховой стаж.

В судебном заседании исковые требования поддержал, настаивал на их удовлетворении.

Представители ГУ-УПФ РФ в Устьянском районе иск не признали, полагали, что указанный период не может быть включен в страховой стаж, поскольку согласно Федеральному закону «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» от 17.12.2001г. периоды работы и иной деятельности включаются в страховой стаж при условии уплаты в эти периоды страховых взносов в Пенсионный Фонд РФ работодателями. Считали, что И., являясь членом крестьянского хозяйства, обязан был сам уплачивать страховые взносы в Пенсионный Фонд РФ.

Представитель Государственного учреждения - Отдела социальной защиты населения по Устьянскому району, третьего лица по делу, М. с иском не согласилась.

Суд постановил вышеуказанное решение, которое в кассационной жалобе В., начальник ГУ-УПФ РФ в Устьянском районе, просит отменить, как незаконное, постановленное с нарушением норм материального и процессуального права.

В обоснование доводов кассационной жалобы указала, что суд неправильно определил обстоятельства, влияющие на реализацию пенсионных прав истца, отождествляя крестьянское хозяйство «Бестужево» только с одним из его участников - главой крестьянского хозяйства. По мнению суда, другие члены крестьянского хозяйства являются наемными работниками, работающими по трудовому договору, что противоречит положениям действующего законодательства, а также установленным в судебном заседании фактам. Неправильно определив правосубъектность крестьянского хозяйства, суд в противоречие нормам законодательства, указал в решении суда на характер трудовых отношений в крестьянском хозяйстве, как исключительно основанный на трудовом договоре между главой крестьянского хозяйства, являющегося работодателем, и наемным работником, под которым суд понимает членов крестьянского хозяйства, при этом суд не учел правовой статус наемных работников и членов крестьянского хозяйства, исходя из которого различаются основания и условия для начисления страховых взносов, а также и по налогообложению. Не принимая во внимание доводы Управления о том, что члены крестьянского хозяйства самостоятельно уплачивают страховые взносы, ссылается на Порядок уплаты страховых взносов от 27.11. 1991г. № 2122-1 и на Порядок от 26.10.2000 г. №821, при этом, полагая, что оба порядка регулируют уплату страховых взносов работодателями, что является не основанным на законе. Кроме того, судом не учтено, что в соответствии со ст. 235 Налогового кодекса РФ (в ред. ФЗ от 29.05.2002г. №57-ФЗ), в целях уплаты единого социального налога, члены крестьянского хозяйства приравниваются к индивидуальным предпринимателям. С позиции ГК РФ член крестьянского хозяйства не является индивидуальным предпринимателем, однако он, в соответствии с налоговым и пенсионным законодательством приравнивается к индивидуальному предпринимателю в целях налогообложения и уплаты страховых взносов, что отличается по правовым последствиям и не противоречит нормам ГК РФ. Удовлетворяя требования истца в полном объеме, суд оставил без внимания, что Управлением на основании представленных ТОО «Лесхимартель» сведений индивидуального (персонифицированного) учета истцу включены в страховой стаж периоды с 01.07.1998г. по 02.07.1998г., с 01.09.1998г. по 03.09.1998г., с 01.11.1998г. по 04.11.1998г.

В возражениях относительно поданной кассационной жалобы И. считает доводы кассационной жалобы необоснованными, а решение суда законным.

Проверив законность и обоснованность решения суда, заслушав К., представителя Государственного учреждения - Управления Пенсионного фонда РФ в Устьянском районе Архангельской области, поддержавшую доводы, изложенные в кассационной жалобе, и полагавшую, что решение суда подлежит отмене, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее, судебная коллегия, в пределах доводов кассационной жалобы, оснований для отмены решения суда не находит.

Как видно из материалов дела, постановлением главы администрации Устьянского района Архангельской области от 31.05.1996г. № 196 было зарегистрировано крестьянское хозяйство «Бестужево», главой которого утвержден Н.

Согласно договору от 20.05. 1996г., крестьянское хозяйство «Бестужево» создали 25 человек. В число лиц договора включен и И., который, согласно записям в трудовой книжке, с 1.06. 1996г. был принят слесарем 5 разряда по ремонту сельхозмашин и оборудования в крестьянское хозяйство «Бестужево», где проработал до 31.03. 2005г., до очередной реорганизации хозяйства.

В соответствии со ст. 1 Закона РСФСР от 22.11.1990 г. №348-1 «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» членами хозяйства считаются трудоспособные члены семьи и другие граждане, совместно ведущие хозяйство.

Согласно статье 22 указанного Закона записи о трудовом стаже членов крестьянского хозяйства и граждан, заключивших договор об использовании их труда, вносятся в трудовые книжки главой крестьянского (фермерского) хозяйства и подтверждаются местным Советом народных депутатов.

При этом статьей 25 данного Закона и п.п.3,6 Положения о порядке подтверждения трудового стажа для назначения пенсий в РСФСР, утвержденного Приказом Министерства социального обеспечения РСФСР от 04.10.1991г. №190, время работы в крестьянском (фермерском) хозяйстве членов хозяйства и граждан, заключивших договор об использовании их труда, подтверждается записями в трудовой книжке и документами, подтверждающими уплату страховых взносов в Пенсионный фонд РФ.

 Несмотря на то, что страховые взносы в Пенсионный фонд РФ за оспариваемые И. периоды не уплачивались ни самим истцом, ни главой крестьянского хозяйства «Бестужево», суд пришел к правильному выводу, что в указанный период истец работал в крестьянском хозяйстве, и названный период работы подлежит включению в его страховой стаж.

Согласно статье 1 Федерального закона №27- ФЗ от 01.04.1996 г. «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования» (далее - Закон №27-ФЗ) к страхователям относятся юридические лица, в том числе крестьянские (фермерские) хозяйства.

В качестве плательщика страховых взносов, как установлено судом, в 1996 году было зарегистрировано крестьянское хозяйство «Бестужеве», глава которого Н. представлял всю отчетность в территориальный пенсионный орган. Порядок уплаты страховых взносов в Пенсионный фонд РФ крестьянскими (фермерскими) хозяйствами до 01.01.2001 года, был определен Постановлением Правительства РФ от 11.10.1993г. №1020 и Постановлением Правительства РФ от 26.10.2000 г. №821.

Суд правильно применил при разрешении спора названные Постановления, в частности Постановление №821 от 26.10.2000г., нормы закона, и пришел к правильному выводу, что обязанность по уплате страховых взносов лежала на главе крестьянского хозяйства «Бестужево».

При этом суд проанализировал представленные по делу доказательства, в частности лицевые счета по начислению заработной платы рабочим и служащим крестьянского хозяйства «Бестужево» за периоды с июля 1996 года по декабрь 1996 года, за 1997,1998,1999,2000 г.г., в том числе и И. Суд установил, что за 1996,1997 г.г. из заработной платы И. производились удержания в Пенсионный фонд РФ.

Данный обстоятельства свидетельствуют о том, что крестьянское хозяйство «Бестужево» в оспариваемые периоды осуществляло хозяйственную деятельность, а истец в нем работал, и за свой труд получал соответствующую заработную плату.

Утратившим силу с 1 января 2002 года Законом Российской Федерации «О государственных пенсиях в Российской Федерации» предусматривалось, что финансирование выплаты пенсий, назначенных в соответствии с данным Законом, осуществляется Пенсионным Фондом Российской Федерации за счет страховых взносов работодателей, граждан и ассигнований из федерального бюджета (ст.8); в общий трудовой стаж включается любая работа в качестве рабочего, служащего, члена колхоза или другой кооперативной организации, иная работа, на которой рабочий или служащий подлежал государственному социальному страхованию (ст.89).

Поскольку, как установил суд, между И. и главой крестьянского хозяйства «Бестужево» имел место заключенный с главой крестьянского хозяйства договор на выполнение работы в определенной должности, о чем свидетельствует запись в трудовой книжке, и исследованные в судебном заседании доказательства о начислении ему заработной платы за выполненную работу, суд пришел к правильному выводу, что уплату страховых взносов в Пенсионный фонд РФ в пользу И., должен был производить работодатель, то есть глава крестьянского хозяйства «Бестужево».

Доводы кассационной жалобы о том, что обязанность по уплате страховых взносов в Пенсионный фонд РФ лежала на самом истец, являются несостоятельными, они основаны на неправильном толковании норм материального права.

Кроме того, ссылаясь на ст.235 Налогового кодекса РФ (в ред. ФЗ от 29.05.2002г. №57-ФЗ), в подтверждение того, что члены крестьянского хозяйства в целях уплаты единого социального налога приравниваются к индивидуальным предпринимателям, податель кассационной жалобы не учел, что указанная норма Закона к оспариваемому периоду не применима.

Принимая во внимание Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 10 июля 2007 года №9-П, суд учел основной принцип, заложенный в данном Постановлении, который сводится к тому, что права застрахованного лица на пенсионное обеспечение не могут быть нарушены виновными действиями страхователя, который в установленном законом порядке не уплачивал страховые взносы.

Таким образом, установив, что обязанность, возложенную законом по уплате страховых взносов в Пенсионный фонд РФ за работавшего в крестьянском хозяйстве «Бестужево» И., за оспариваемый период, не исполнил глава этого хозяйства Н., суд правильно возложил обязанность на ответчика о включении периода работы истца в крестьянском хозяйстве «Бестужево» с 01 июня 1996 года по 31.12.2000 года в его страховой стаж.

Довод кассационной жалобы о том, что суд, удовлетворяя требования истца, оставил без внимания то обстоятельство, что в страховой стаж истца из оспариваемого периода включены следующие периоды: с 01.07.1998 года по 02.07.1998 года, с 01.09.1998г. по 03.09.1998г., с 01.11.1998 г. по 04.11.1998 г., основанием для отмены решения суда не является.

Данное обстоятельство, как видно из решения суда, судом установлено, ответчику оно известно, исходя из чего, ГУ-УПФ РФ в Устьянском районе обязано включить в страховой стаж истца период работы И. в крестьянском хозяйстве «Бестужево» с 01.06.1996 года по 31.12.2000 г., указанный в решении суда, за исключением периодов с 01.07.1998г. по 02.07.1998г., с 01.09.1998г. по 03.09.1998г., с 01.11. 1998г. по 04.11. 1998г., поскольку названные периоды, подлежащие исключению, как ранее включенные ответчиком в страховой стаж истца, не могут быть повторно учтены в страховом стаже истца.

Исходя из принципа диспозитивности, суд кассационной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции в пределах доводов кассационной жалобы.

Доводы кассационной жалобы не содержат каких-либо новых данных не учтенных судом при разрешении спора, они направлены на иную оценку доказательств и основаны на неправильном толковании норм материального права, что в силу закона не является основанием для отмены решения суда.

Поскольку оснований для отмены решения суда первой инстанции в суде кассационной инстанции, предусмотренных ст.362 ГПК РФ, кассационная жалоба не содержит, удовлетворению она не подлежит.

Руководствуясь ст.361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

Решение Устьянского районного суда Архангельской области от 19 февраля 2009 года оставить без изменения, а кассационную жалобу В., начальника Государственного учреждения - Управления Пенсионного фонда РФ в Устьянском районе Архангельской области, без удовлетворения.

 

Председательствующий Н.В.Дивин

Судьи Д.А.Маслов, С.Г. Нибаракова

 

 

 

опубликовано 13.03.2010 05:12 (МСК)
Часы работы суда, 
приемной суда

понедельник-пятница:

с 8.30 до 17.30

перерыв:

с 12.30 до 13.30


Телефон, факс:
(81855) 5-20-10

Электронная почта:

Отдел обеспечения судопроизводства

тел. (81855) 5-20-10